Совместные покупки Присоединяйтесь к нам в соцсетях:
Присоединяйтесь к нам в соцсетях: ВКонтакте  facebook  Одноклассники 

Тяжёлая жизнь. 25

ПОД МАТЕРИНСКИМ ГНЁТОМ.


Как бы ни убивались Шурочка с Таей из-за смерти Григория, но им необходимо было всё таки вернуться в реальность. Жизнь снова пошла своим чередом. У Таи школа, уроки, чтение книг и рисование, которым она всерьёз увлекалась. У Шурочки непосильная работа, по рытью снега, щедро сыпавшегося с неба в ту горестную зиму, а потом помощь Юле до самого вечера. Вернувшись же, наконец, домой, не успев толком перекусить, она становилась к корыту, наполненному грязным бельём, принесённым от племянницы.

А в комнате на столе лежала такая же огромная куча уже постиранного и высохшего Юлиного белья, которое ждало Таю, чтобы она его погладила. Именно ей была вверена эта работа на постоянной основе.

Кроме глажки белья, в сильные снегопады Шурочка водила дочку с собой на работу, чтобы та помогала ей рыть тяжеленный снег, потому что сама она не успевала справиться, до того момента, когда нужно было бежать к Юле. И Тая рыла этот проклятый снег до мелькающих мушек перед глазами. Она приходила домой после такой, совсем не детской, работы никакая. Всё её тело болело. Выученное наспех домашнее задание не задерживалось в отяжелевшей голове, и на горизонте у девочки маячили новые двойки, за которые ей не слабо влетало от матери.

Тая жаловалась Шурочке на непосильную для неё работу, из-за которой она собственно и наполучала эти двойки, но та на дочкины жалобы не обращала никакого внимания.

-- Ничего! -- говорила она. -- Работа ещё никому во вред не шла. Нечего лодырничать. Привыкай трудиться. Тем более с твоей успеваемостью в школе тебе другая работа не светит.

И Тая работала. Не по-детски тяжело работала. А если норовила присесть за интересную книжку или рисовальный альбом, Шурочка тут же искала ей ещё какое-нибудь занятие, дабы дочь не проводила время праздно. Единственные книги, которые Тая могла свободно, не таясь читать -- это школьные учебники. Выходило так, что Тая не могла ни на минутку отвлечься от тяжёлой работы и не менее тяжёлой учёбы. Она не могла заняться любимым делом, которое сняло бы напряжение, вызванное такими условиями жизни. Усталость копилась в её детском организме, что явно не шло ему на пользу.

Шурочка же не видела ничего плохого в таком образе жизни для дочки, потому что сама росла в таких условиях, когда надо было работать и работать, а об отдыхе и развлечениях она просто никогда и не мечтала. Она считала развлечение с отдыхом блажью, созданной только для богатых людей, а уж явно не для неё. Точно так же она воспитывала и Таю.

Шурочка была унижена жизнью. Она почитала сильнейших мира сего, всех тех, кто имел хоть малейшую власть над ней. Этому она учила и Таю.

Но в семье Шурочка хотела властвовать над дочерью, не признавая её собственных желаний и стремлений. Могла, как бы походя, оскорбить её и наказать ни за что, как например в случае, когда к ним однажды зашёл Пётр, чтобы забрать находившуюся у них с самого утра Оленьку.

Юля давно уже вышла с декретного отпуска на работу, и Шурочка была нанята ею в качестве бесплатной няньки для малышки, пока та не ходила в детский сад.

С Оленькой очень часто возилась и Тая. Малышке было уже два годика, и она была очень интересна для Таи в играх.

В тот день девочки принялись играть в догонялки, весело носясь по всей квартире, а Шурочка штопала своё летнее платье, разошедшееся в некоторых местах по швам. Обложившись ножницами и иголками, она сидела за швейной машинкой и рада была тому, что дети не мешают ей в швейном процессе.

Платье Шурочка благополучно починила, а тут как раз после работы за Оленькой зашёл Пётр. Тая с малышкой продолжали играть в догонялки и бегали друг за другом по комнате, весело смеясь. Но тут вдруг Оленька споткнулась о сбитый половик и упала на пол возле того места, где недавно занималась шитьём Шурочка. Малышка громко вскрикнула от боли и, вскочив, подбежала к Петру, показывая ему свою ручку с, вонзившейся в палец, швейной иголкой.

Шурочка, увидев это, подбежала к Оленьке, быстро вытащила из её пальчика иглу, а потом подошла к Тае и со словами: “Я покажу тебе, как разбрасывать повсюду иголки“, ударила дочку по щеке. Этим поступком она отвела от себя подозрение, и свалила вину на Таю, хотя именно она только что шила своё платье и пользовалась иголками.

Как в этот момент чувствовала себя Тая, Шурочке было не важно. Главное для неё было, чтобы Пётр не подумал про неё плохо, что она типа не соблюдает технику безопасности в доме, где бывает маленький ребёнок.

Что именно подумал Пётр при этом, так и осталось тайной, но ему, как приверженцу физического насилия над слабыми, явно эта картина понравилась. Довольно ухмыляясь, он увёл Оленьку домой, в то время, как незаслуженно наказанная Тая, свернувшись калачиком на диване, тихо плакала.

Обиду на мать Тая затаила, но жизнь продолжалась, и слабой по жизни девочке пришлось её проглотить как, впрочем, и многие другие, умышленно или неумышленно нанесённые матерью обиды. Всё равно ей некому было жаловаться.

Тут только Тая впервые задумалась о своём отце, вернее об его отсутствии. Она поняла, что очень нуждается в любящем папе, для которого она была бы любимой доченькой-принцессой, который не позволил бы никому унижать её и заступался бы, защищал от всех нападающих на неё одноклассников, Юли, Петра и даже Шурочки, когда та так несправедливо с ней поступает. Тогда у неё была бы другая, более счастливая, жизнь. Но отца рядом не было. Были только редкие письма от него, на которые Тая всегда добросовестно отвечала, и небольшие алименты.

У Фёдора давно уже была своя жизнь и свои заботы. У него со второй женой Галиной один за другим родились пять детей -- три мальчика и две девочки.

-- Повезло им. -- с завистью думала Тая. -- Папа с ними живёт и никуда от них не уходит.

А у Шурочки были другие мысли по этому поводу: -- “Как хорошо, что я с ним развелась, а то он и мне бы настрогал столько же!”

Да Шурочка вовсе и не сожалела о Фёдоре. Ну был у неё когда-то давно муж, причём совсем недолгий период, а потом исчез. Как говорится -- с глаз долой, из сердца вон. Фёдор даже и не успел в Шурочкином сердце поселиться. Так что, какое уж тут может быть сожаление.



НЕОЖИДАННАЯ НАХОДКА.


Время шло, приближалось очередное лето, и перед Шурочкой с Юлей снова встал вопрос, куда определить девочек на время каникул.
Тая в штыки восприняла идею снова оказаться в лагере или у родителей Петра.

-- Не надо меня никуда отправлять. -- просила она Шурочку. -- Я не помешаю тебе. Я, наоборот, помогу с Оленькой. И заботиться обо мне не надо. Я сама о себе позабочусь.

С такими словами Тая каждый день подходила к матери, чтобы у той не возникло больше и мысли ни о лагере, ни о Петровых родителях.

-- Я бы в деревню тебя отправила. Но как? -- задавалась вопросом Шурочка.

Тая тоже рада бы была такой перспективе, но путь был не близкий, к тому же с пересадками, и везти девочек в деревню было некому. Но вскоре выход был найден. А предложила его Лена, московская Шурочкина сестра. У неё вначале лета намечался отпуск, и она собралась со своей семьёй поехать в деревню.

« Давай я и Людочку с Таей прихвачу. Ты отправь их ко мне в Москву поездом. Я их тут встречу и отвезу в деревню. А по окончании отпуска привезу обратно и так же поездом к вам отправлю.» -- писала Лена в письме.

Прежде, чем дать сестре ответ, Шурочка пошла советоваться к Юле.

-- А что! Хорошая идея! -- тут же воскликнула та. -- Только пусть Лена девочек в деревне оставит на всё лето, потому что в августе у нас с Петром отпуск, и мы тоже поедем туда вместе с Оленькой, погостим там и вернёмся с девочками к школе домой.

Это был отличный вариант, и Шурочка незамедлительно написала Лене ответ.

Через Старую Руссу ходили поезда прямо до Москвы без пересадки, так что Таю с Людочкой легко можно было посадить в вагон, а в Москве их встретит Лена.

Договорившись обо всём, взрослые, а особенно Тая с Людочкой стали с нетерпением ждать лета, до которого оставалось два месяца.

В конце апреля Юля с Петром заказали машину дров для следующей зимы, потому что в этот период они были самыми дешёвыми, и решили подготовить свой сарай для их приёмки. Они вытащили из сарая всё, что там лежало и стали ровнее складывать сильно оскудевшую за прошедшую зиму поленницу.

Среди вытащенных из сарая вещей была большая картонная коробка от телевизора, в которой хранились все поломанные, но не до конца, Людочкины игрушки. Игрушек была полна коробочка. Вокруг неё сразу столпилась ребятня со всего двора.

-- Разбирайте, что кому нужно. -- сказал им Пётр. -- Всё равно я это намерен выбросить на помойку.

Вокруг коробки сразу начался детский ажиотаж. Все хватали то, что надо и не надо.

Тая тоже подошла, но ничего интересного она там не увидела. В коробке лежала куча разномастных безруких и безногих кукол-инвалидов, замусоленных плюшевых мишек и зайцев и много всяких других не слишком привлекательных вещей. Но ребятня быстро опустошила её, растащив игрушки по всему двору.

Сложив дрова в ровную поленницу, из сарая вышел Пётр. Он схватил опустевшую коробку и понёс на помойку. Из её разорвавшегося, прогнившего дна что-то выпало на землю, и Тая решила посмотреть на это “что-то”. Она подошла и увидела вдруг ту самую свою любимую куколку с бантиком, которая бесследно исчезла, после отъезда Людочкиной семьи из деревни. Так, значит, она правильно подозревала, что куколку забрала именно Людочка.

Подняв свою неожиданную находку, Тая увидела что куколка, так же как и все выброшенные игрушки стала инвалидом. У неё была оторвана ступня на одной ножке. Несмотря на этот дефект, Тая обрадовалась находке. Она забрала куколку домой и хорошенько отмыла от грязи, облепившей её, пока та валялась в пыльном сарае на дне коробки.

Тая ничего не сказала Людочке по этому поводу и не пристыдила даже, за некрасивый поступок, называемый воровством, но матери она, конечно, высказала всё о нечестности произошедшего.

Шурочка только отмахнулась от Таи, как от назойливой мухи, типа нашла из-за чего переживать, что это всё дела давно минувших дней.

-- Не о том ты думаешь, доченька! Тебе уже двенадцать лет и ты должна думать только об учёбе и о помощи мне в работе! А у тебя всё куколки на уме! Э-эх! Не стыдно? -- с укором выговаривала мама дочке.

Но Тае стыдно не было. Да. Ей исполнилось двенадцать лет, но в душе она была ещё ребёнком. Ей хотелось играть в куклы и шить им наряды. Она хотела доиграть в то, во что не доиграла в детстве. А не доиграла, потому что не было возможности, и кукол тоже не было.

Тая спрятала от всех свою куколку и играла с ней, когда матери не было дома, потому что, заметь это Шурочка, нагоняй Тае был бы обеспечен. Было бы много крику о том, что лучше бы она лишний раз пол помыла, или проверила, не высохло ли что-то из Юлиного белья, чтобы погладить его.



КОВАРНЫЙ ПЛАН.


Ох уж это Юлино бельё. Им постоянно были завешаны балкон и ванная. А в дождливую погоду для сушки нескончаемого, чужого тряпья активно задействовались вместо балкона и кухня с прихожей. Там, для этой цели, вдоль и поперёк, под самым потолком, были протянуты верёвки.

Развешенное бельё мешало нормально передвигаться по квартире. Чтобы попасть, допустим, в туалет, нужно было преодолеть путаный лабиринт, состоящий из плотной стены висящих мокрых простыней, пододеяльников, наволочек и полотенец по всей прихожей, и при лавировании между ними, они неприятно липли к телу. А висящие вещи на кухне, над обеденным столом, отбивали у Таи аппетит. К тому же в такие дни в их квартире стояла, реально ощутимая, липкая сырость. Из-за неё даже обои в комнате имели влажный вид, с небольшими кусочками плесени появившейся по углам.

А на столе в комнате лежала куча уже высохшего тряпья, ждущего Таиной глажки. Тая даже уроки делала, пристроившись на маленьком, свободном от этой нескончаемой кучи, кусочке стола, и с ненавистью на неё поглядывала. Из-за этого белья ей крепко доставалось от матери.
Получая его у Шурочки, Юля очень придирчиво проверяла каждую тряпку.

-- Вот тут пятно осталось, а вот тут поглажено плохо. Смотри, какая складка получилась некрасивая. -- предъявляла она претензии тётке, как хозяйка своей служанке.

Но хозяйка служанке платит и имеет право требовать качественную работу, а Шурочка и прачкой была бесплатной для Юлиной семьи и нянькой тоже. После этих замечаний, она срывалась на Таю и за некачественную работу очень больно стегала её скакалкой, оставляя красные полосы на спине.

-- Это за то, чтобы ты в следующий раз старалась. Претензии только к тем вещам, которые ты стирала и гладила. Я, что же, краснеть за тебя перед Юлей должна? Недолукая ты баба! -- приговаривала Шурочка, после таких жестоких уроков.

Обидно обозвав и высказав дочке нелицеприятные претензии, она снова шла к корыту и, сгорбившись над ним, стирала и стирала Юлины пододеяльники и простыни, всё то, что Тае стирать было пока не под силу. По её лицу ручьями стекал пот, но Шурочка не обращала на него внимания. Было уже поздно, а ей нужно было ещё прокипятить бельё, прополоскать, отжать и развесить. А Юля тем временем, особо не перетрудившись за день на сидячей работе, спала мирным сном дома в мягкой постели.

Тая пробовала образумить мать и растолковать ей, что так не делается. Даже она своим детским умом понимала это, но только не Шурочка.

-- Юле некогда стирать самой. У неё работа. -- оправдывала она племянницу.

-- А тебе есть когда стирать? У тебя работы нету? -- изумлялась Тая.

-- Юле надо воду из колонки таскать, а у нас она из крана льётся.-- тут же парировала мама.

-- Пусть тогда приходит к нам и сама стирает! Хотя до того как мы сюда переехали, она таскала воду и стирала у себя дома! Не развалилась, как видишь! -- уже со злостью на Юлю и на то, как Шурочка её защищает, сказала Тая и спросила. -- А электричества у них тоже нет? Или может утюга?

-- А это тут причём? -- удивилась Шурочка.

-- А притом, что ты меня их тряпки гладить заставляешь! Пусть сами гладят!

-- А тебе что, трудно сестре помочь? Когда ей гладить? У неё работа, домашних дел куча!

-- А Людочка на что? -- изумилась Тая. -- Ей десять лет! Я в таком возрасте кучу их белья переглаживала, значит и она сможет! Не маленькая уже!

-- Людочке учиться надо! Она отличница! Не то, что ты, двоечница! - с укоризной заявила Шурочка.

-- А вы взвалите-ка на неё глажку всего их белья и к тому же ещё и снег рыть каждый день поводите, вот тогда и увидим, сможет ли она оставаться отличницей! А то ей, видите ли, учиться надо! А мне не надо? – взорвалась Тая.

-- Я тебе все условия для учёбы предоставляю, так ты норовишь бездельем вместо этого заниматься! Книжечки читаешь, рисуешь! – продолжала укорять Шурочка дочку.

-- Говори что хочешь, но я не буду больше их шмотки стирать и гладить! Можешь отстегать меня скакалкой, как ты это любишь делать, а я всё равно не буду! – и Тая, дабы не провоцировать мать на дальнейшие разборки, уткнулась носом в учебник истории, делая вид, что внимательно читает урок, хотя тяжёлые, совсем не детские мысли, вертящиеся в её голове, не давали ей этого делать. Строчки на странице учебника плясали перед её глазами весёлый танец, не давая зацепиться взглядом хотя бы за одну буковку.

Ну а Шурочка больше спорить с дочкой не стала. Погладить бельё она так и не успела и отнесла его племяннице не глаженым.

-- Что это? -- удивилась Юля, уставившись на выложенные Шурочкой мятые вещи из сумки.

-- Представляешь! -- со слезами на глазах и в голосе начала жаловаться Шурочка на Таю. -- Не знаю, что мне делать с этой девчонкой! Совсем от рук отбилась! Не слушается меня! Вот и гладить отказалась! Сказала, пусть Людочка гладит!

-- А что ты смотришь на неё? Наказывать надо! Бить!-- продолжала возмущаться Юля.

-- Да стегаю я её скакалкой и в угол ставлю! -- оправдывалась Шурочка за своевольное поведение дочки, отказавшейся впервые за два года гладить чужое бельё.

-- Я скажу, что тебе с ней делать! -- заявила Юля. -- Отдай её в интернат! Пусть там поживёт без тебя! Там её уму-разуму научат! А я похлопочу о месте! Место дадут, потому что ты мать-одиночка!

В тот вечер Шурочка подошла к Тае с речью о том, как хорошо живётся деткам в интернате, что, мол, ей там должно очень понравиться.
Маленькое Таино сердечко учащённо забилось после таких слов матери, ей стало не хватать воздуха и в глазах потемнело.

-- Ты что, от меня избавиться хочешь? – упавшим голосом спросила она. -- Я тебе мешаю?

-- Не мешаешь, но не слушаешься! Вот бельё Юлино не погладила! Разве хорошо это?! Разве этому я тебя учу?! -- с горечью воскликнула Шурочка.

Тая пробовала уговорить мать не отдавать её в интернат, говорила что там ей будет очень плохо, что она там и дня не выдержит, но Шурочка, под Юлиным напором, была непреклонна и, контролируемая и подгоняемая племянницей, методично собирала необходимые документы.

В принципе, всё уже было готово, чтобы Тая могла отправиться в интернат, но тут она заболела. У неё поднялась высокая температура, около сорока градусов. Она лежала пластом в кровати и тихо бредила, говоря что-то про интернат и про то, что лучше умрёт, чем пойдёт туда жить.

Шурочка испугалась тому, что натворила, так как справедливо сочла, что именно она виновата в дочкиной болезни.

-- Нет! Не умирай, доченька! Не надо! Я никуда тебя не отдам! И ругать тебя больше не буду! И скакалкой бить тоже! – шептала она, склонившись над Таей. Она лечила дочку лекарствами, вызывала и врача и скорую.

Сутки Тая провалялась в бреду в постели, и двое суток отходила от тяжёлого состояния, но этого срока вполне хватило, чтобы Шурочка утвердилась в своём решении не отдавать её в интернат вопреки Юлиному недовольству.

Тая была рада, что остаётся дома, но характер её был частично сломлен. Она стала бояться матери и сама, не дожидаясь её понуканий, кидалась делать все домашние дела, и Юлино бельё уже не копилось на столе кучей, а всегда было вовремя выглажено, пусть даже в полный ущерб урокам.

Шурочка не отдала Таю в интернат, но свои обещания не ругать и не бить дочку, по мере её выздоровления забыла, так как исчез страх за её жизнь. И Тае по-прежнему доставалось от матери и за двойки и за не добросовестную стирку и глажку Юлиного тряпья.

А тут и лето подошло. Приближалась поездка на всё лето в Таину родную деревню, где её с нетерпением ждала бабушка Марфа. Жаль только, что Григорий не дождался свою любимую внучку. Но Тая так устала от жизни в городе, что рвалась в деревню и душой и телом в надежде отдохнуть от всех неприятностей, постигших её здесь.

Начало https://www.stranamam.ru/post/14937081/

Продолдение https://www.stranamam.ru/post/14940275/
Печать Получить код для блога/форума/сайта
Коды для вставки:

Скопируйте код и вставьте в окошко создания записи на LiveInternet, предварительно включив там режим "Источник"
HTML-код:
BB-код для форумов:

Как это будет выглядеть?
Страна Мам Тяжёлая жизнь. 25
Тэги: рассказ

ПОД МАТЕРИНСКИМ ГНЁТОМ.
Как бы ни убивались Шурочка с Таей из-за смерти Григория, но им необходимо было всё таки вернуться в реальность. Жизнь снова пошла своим чередом. У Таи школа, уроки, чтение книг и рисование, которым она всерьёз увлекалась. У Шурочки непосильная работа, по рытью снега, щедро сыпавшегося с неба в ту горестную зиму, а потом помощь Юле до самого вечера. Читать полностью
 
Поваренок.ру
Лучший кулинарный портал рунета 149854 Рецептов 1585383 Пользователей
Все рецепты
Рецепты от Поваренок.ру Все рецепты
Курица "Секретная" ... Курица "Секретная" ...
Долго думала, как озаглавить этот рецепт, а поскольку ...
Подробнее »
Печенье "Яблочко" Печенье "Яблочко"
Сегодня подружка угостила печеньем. Оно оказалось очень ...
Подробнее »
Тесто для пельменей с уксусом ... Тесто для пельменей с уксусом ...
Рецепт этого теста я увидела в одной кулинарной группе ...
Подробнее »
Печень по-берлински Печень по-берлински
Этот рецепт один из моих любимых, очень вкусное, красивое,
Подробнее »

Комментарии

Ирина-осень-2015
14 мая в 13:03
+2
МАЛО!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!!
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 13:17
0
Ну уж потерпите до завтра. Я сегодня и так 6 глав выложила
Ирина-осень-2015
14 мая в 13:48
0
куда ж я денусь - буду ждать!
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:00
0
Завтра снова порадую вас
Ирина-осень-2015
14 мая в 22:11
0
жду.
Заюшка-лапушка (автор поста)
15 мая в 7:33
0
elek narhipova
14 мая в 13:48
+2
М-да...я так и думала, что Юля хитро...сделанная. Но Шурочка-то хорошаааа...
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:00
0
Да уж
MaRiBu
14 мая в 13:59
0
Все больше убеждаюсь в том, что Тая не нужна была матери. Я не представляю, как это бить своего ребенка .
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:01
0
lilly doc
14 мая в 14:04
+3
Эта Шура сама на всю голову больная. Посадила на шею племянницу и рада.
elek narhipova
14 мая в 14:07
0
Благодарна, что вывезла из деревни?
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:15
0
Так она считала
elek narhipova
14 мая в 14:22
0
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:14
0
В ответ на комментарий lilly doc
Эта Шура сама на всю голову больная. Посадила на шею племянницу и рада.

↑   Перейти к этому комментарию
Такая уж она была
Брюнетка в клетку
14 мая в 14:22
0
Бедная девочка... Надеюсь, Когда-нибудь она даст достойный отпор дуре-матери...
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:23
0
Об этом дальше
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 14:30
+3
Девочки! Пока у меня есть свободное время решила выложить ещё 3 части. Но это уже точно последние на сегодня! Ждите. Скоро будут.
Королева_Снежная
14 мая в 17:38
0
Marina 94
14 мая в 16:30
0
Я все ждала, когда куколка обнаружится....
Эх, мамы-мамы.....
Заюшка-лапушка (автор поста)
14 мая в 17:31
0
Ну да
zaltatiana
23 мая в 16:13
0
Сюжет реалистичный, интересно! Но, пожалуйста, отдайте свою повесть в руки хорошему корректору! Уж простите, но столько ошибок!

"коЛичество", например, или "в отличиЕ", или ненужные запятые, или наоборот.
Заюшка-лапушка (автор поста)
23 мая в 16:15
0
Уже отдано А какие у меня ошибки? Приведите пример. В словах если только опечатки а вот знаки препинания это моё больное место
OlgaChara
25 мая в 16:47
0
Бедный, никому ненужный ребенок... Как же можно не любить свое дитя....

Обсуждение закрыто автором

Добавление новых комментариев к данному обсуждению недоступно.

Вставка изображения

Можете загрузить в текст картинку со своего компьютера:


Закрыть
B i "
Рецепт: Куриные бедра с горчицей и сыром
Куриные бедра с горчицей и сыром
Рецепт: Греческий пирог "Сиртаки"
Греческий пирог "Сиртаки"
Рецепт: Легкий десерт "2 сыра с персиком"
Легкий десерт "2 сыра с персиком"

Поиск рецептов


Поиск по ингредиентам